С лидером запорожской областной организации партии УКРОП «Новый День» не общался полтора года. За это время Украина избрала нового президента, который, по неофициальной информации, близок к председателю Комиссии партийного контроля УКРОП Игорю Коломойскому. А это может многое изменить как в судьбе Запорожской области, так и в судьбе Ярослава Гришина.

 



- Правда, что вы будете новым губернатором Запорожской области?

- Это первоапрельская шутка, которую активно подхватили в социальных сетях. Я против кулуарного назначения губернаторов. В 2017 году были внесены изменения в закон о государственной службе и главы ОГА перестали быть госслужащими. А значит, их можно назначать без конкурса и они могут возглавлять партии, вести политическую пропаганду. И понятно, что они все были в партии власти и возглавляли предвыборные штабы.

Также главы ОГА стали подследственными областной прокуратуры, а не НАБУ. А с областной прокуратурой Брылю намного легче договориться, чем с НАБУ.

Мы подготовили законопроект, по которому губернаторов будут назначать после честного открытого конкурса. Там будет много этапов, включая тесты на IQ и знание украинского законодательства, прохождение полиграфа, психологического тестирования. А собеседование с кандидатом будут транслировать на YouTube.

- И анализы еще пусть сдает. Президент же сдавал.

- (Улыбается). Если вы помните, в 2014 году губернаторы назначались экстренно – в Одесскую область Палица, в Днепропетровскую – Коломойский, в Донецкую – Тарута. Сейчас ситуация изменилась и до инаугурации еще больше месяца. Есть время подумать над этим вопросом. Зеленского спрашивают, будет ли он менять глав Генпрокуратуры и НБУ, но никто не спросит «а кто у вас в команде – 24 губернатора?». Где их взять? Ведь за эти назначения отвечает персонально президент.

Почему с 2014 года не проводился конкурс на назначение судей? Потому что выбрали бы новых независимых судей, которые были не нужны прошлой власти. И Зеленскому нужно идти по другому пути. Я был в Грузии и видел, как там все работает после Саакашвили. Вся юридическая система – суд, прокуратура, полиция – работает, как часы. И смена президентов на нее не влияет. Просто нужно запустить систему, которая будет работать независимо. А контролировать их будет НАБУ, которое тоже должно быть независимым и не работать по телефонному звонку из АП. Вот мои ожидания от новой власти. Если он начнет назначать губернаторов по принципу «нравится – не нравится» - это путь в никуда. Назначения должны происходить не по принципу личной лояльности, а честности, этики и профессионализма.

Ну, а дальше, на мой взгляд, на должность губернатора вообще должны быть выборы, по типу мэрских. Для этого нужно вносить изменения в Конституцию. И, конечно, мы против «парашутистов», которые приезжают в Запорожье на заработки. Доходит до смешного – говорят, нынешний губернатор за три года до сих пор не выучил названия всех районов области.

- Вы рассказываете об идеальном мире, в котором будут назначаться идеальные губернаторы. Мы пока еще живем не в идеальном мире и, скорее всего, Зеленский назначит главу Запорожской ОГА по личным предпочтениям, а не вследствие конкурса. Вам поступали от команды нового президента предложения возглавить область?

- Нет, не поступали. Мы поддерживаем Зеленского, потому что с 2015 года мы всегда были в оппозиции. Мы когда-то поверили Брылю, как противовесу Оппоблоку и Буряку. После того, как мы ему помогли, они прекрасно объединились и у нас в области теперь полная синергия Оппоблока и БПП.

Если Зеленский поставит на эти должности людей, которые плохо зарекомендовали себя ранее – это сразу вызовет отторжение в обществе. Ведь он победил благодаря запросу граждан на новые лица в политике. На то, чтобы провести конкурс, нужно максимум два месяца. Ну, пусть кто-то побудет в должности и.о. эти два месяца.

Быть губернатором сложно в Украине. Намного проще быть мэром, потому что у них больше полномочий. Мэр сам назначает глав КП, у него есть право вето на решения сессии горсовета. И сейчас в условиях децентрализации он располагает большим объемом средств. И мы знаем примеры эффективных мэров – Садовой, Филатов, Кернес…

- А Буряка вы не считаете эффективным мэром?

- Ну, он и по статистическим данным отстает от названных людей… Он не эффективный.

- Как сейчас обстоят дела с вашим делом по ДТП?

- Дело было передано в Киев и постоянно идет какое-то давление. Пытаются надавить на членов моей семьи, на маму. В мой офис приходят из СБУ и прокуратуры области вручать мне какие-то повестки. Подозрение дать не могут, потому что даже они не могут сфабриковать дело таким образом, чтобы была моя вина. НАЗК сейчас проверяет мою декларацию, хотя я ни дня не был чиновником и занимаюсь юридическим бизнесом много лет. Притом, что Брыль ни дня не был бизнесменом, но имеет роскошную декларацию.

В нашей стране нужно, если тебя прессуют – биться, активно защищать свой бизнес. И к таким потом не приходят, их оставляют в покое.



- А вы будете принимать участие в конкурсе на главу ОГА, если будет такой конкурс?

- Я хочу лоббировать интересы Запорожья и Запорожской области. Для этого мы готовы со всеми объединяться, координировать наши усилия и добиваться того, чтобы здесь, например, построили мосты. Безусловно, нужно формировать широкую горизонталь местной политической бизнес-элиты. Мне в жизни ничего просто так не давалось, и я добивался результатов, в том числе и благодаря разным конкурсам. На конкурс губернатора или другую должность я готов подавать свою кандидатуру.

- Партия УКРОП имеет отношение к Коломойскому. Как мы слышали из речей Порошенко, Зеленский тоже имеет отношение к Коломойскому. Учитывая это, после победы нового президента увеличилось ли количество людей, которые хотят с вами дружить?

- Хм… Коломойский возглавляет партийную комиссию партии УКРОП. Но у нас не интегрированный холдинг – никаких задач мне Коломойский не ставит. Мы делаем то, что считаем нужным и за что не будет стыдно. Говорят, что у Коломойского и Зеленского есть совместный бизнес, но я сужу по себе – никогда бы мне Коломойский не навязывал свое мнение, что мне нужно делать.

По поводу дружбы, у нас есть публичные оппоненты – Брыль и Романов. И мы добиваемся их увольнения и привлечения к уголовной ответственности. Но даже в их командах есть люди, которые к нам хорошо относятся. Так что хороших откликов и раньше было много.

- Когда несколько лет назад появились слухи о том, что Шестопалов станет губернатором, его сразу же начали «топить» в СМИ – запустили торпеды черного пиара. Такая же история была с Ольховским. После того как появилась информация о вашем возможном назначении на эту должность, начали ли вас «топить»?

- Изначально, да, были негативные статьи. Они этого опасаются. «Если Коломойский – бизнес-партнер Зеленского – значит, Гришина поставят губернатором». И сразу начали про меня всякую грязь писать.

- Кто это «они»?

- Честно скажу – не знаю. Не хочу показывать пальцем в небо. Но таких публичных и непубличных оппонентов у нас достаточно много. Потому что мы на каждой сессии критикуем разных чиновников. Кто угодно может заказывать такие статьи.

Готовы ли мы сейчас стать властью и взять на себя ответственность? Да, если это будет происходить прозрачно с понятными правилами игры и командой. А если ты получаешь должность, а у тебя связаны руки и ноги и начинаются звонки «борись с коррупцией, но вот этого не трогай» - я бы так не хотел работать.

- А чем закончился конфликт с Дрозденко?

- Ничем, у нас еще идут суды, в которых я представляю интересы потерпевшего. А он – подсудимый. Приговора еще нет, дело длится много лет. Но это нюансы нашей судебной системы – у нас получить окончательное решение в судах катастрофически сложно. Это в том числе вопрос к новому президенту – закончить судебную реформу, провести конкурс в суды первой инстанции, чтобы суды были полностью укомплектованы.



- А вам когда-нибудь Брыль звонил? Говорил «чего ты ко мне прицепился?». Или Романов?

- С Романовым я никогда не общался, а с Брылем у нас были нормальные рабочие отношения. Но за три года никаких положительных результатов от этого нет. Никто не может сказать, что областью управляют эффективные менеджеры. Брыль часто меня спрашивал «Зачем? Что вы хотите?». А мы хотим, чтобы работа делалась. Хуже уже некуда. Есть куча уголовных дел, где все козлы отпущения получают подозрение, а Брыль – нет. Нужно нести ответственность для того, чтобы люди понимали – нельзя три года грабить область, а потом уехать и все у тебя прекрасно.

Мне хочется закончить свою депутатскую каденцию с чистой совестью. Если мы не можем решить проблему, то нужно хотя бы ее озвучить.

- Вы лично знакомы с Зеленским?

- Мы все знаем Зеленского, как талантливого актера и шоумена, но мы совсем не знаем его как политика и президента.

- Есть у вас какое-то мнение о нем, как о личности?

- Юмор – это высшее проявление интеллекта. Человек создал мегауспешный бизнес в сфере юмора. То есть, это высшие креативные способности. Причем, сохранил всю свою команду, которая была изначально. Заработали честно, без бюджета. Другие страны покупают франшизу его проектов. Да, у него отсутствует политический опыт, но в наших реалиях это плюс. Мне кажется, Зеленский априори не может быть неуспешным, потому что он привык к успеху. Быть плохим президентом – он точно не для этого туда шел.

Я ему не завидую – от него хотят все и сразу, а полномочий президента на это не хватает. Ошибки неизбежны. Ситуация очень тревожная, потому что сейчас ВР готовится проголосовать за урезание полномочий президента.

- Накануне выборов президента заработал Высший антикоррупционный суд. Как вы относитесь к судебной реформе, как юрист?

- Судебная реформа провалена. У Порошенко не было мотивации запустить независимый суд. Дай Бог, антикоррупционный суд заработает в мае. Но один он не сможет искоренить коррупцию в стране.

- Если бы Коломойский был президентом, или у него была возможность управлять государством, каким президентом он бы был?

- Он бы точно не был президентом, потому что он бизнесмен, олигарх и этого не скрывает. А как руководитель, он делает ставку на творческие способности и личностные качества человека. С ним в команде работали много выдающихся людей, которые показывали фантастические результаты.

- Кофе ходили с ним пить?

- (Улыбается). Ну, он же за границей находится, поэтому мы тут кофе пьем. Наша задача – Запорожье.