Центральные банки обещают достижение целевых инфляционных уровней. Обещания так и остаются обещаниями

инфляция - новости форекс

Центральным банкам не удаётся достичь собственных целевых показателей по инфляции. Показатели значительно ниже тех, которые хотелось бы видеть центробанкам в крупнейших мировых экономиках, таких как США, Европа, Япония и Китай.

В то время как главы центральных банков встречаются в августе на экономическом саммите в Джексон Хоул, Вайоминг, начинаются разговоры о том, как реально поднять инфляционные показатели во времена повышенной волатильности на финансовых рынках.
«Есть реальные причины полагать, что инфляция скоро пойдет вверх, ввиду исчезновения сдерживающих её факторов»
— заявил вице-президент ФРС Стенли Фишер. Управляющий Банка Англии Марк Карни заявил, что есть «перспектива устойчивого импульса» в экономике и существенный рост инфляционных ожиданий. Также вице-президент ЕЦБ Витор Констанцио сказал, что Европа долго сможет демонстрировать устойчивый рост:
«Мы можем полагаться на количественный эффект, который поможет нам привести инфляционный уровень к целевому».

28 августа в Нью-Йорке Председатель Банка Японии Харушико Курода настоял, что Япония сможет добиться целевого показателя инфляции в 2% уже в следующем году даже не смотря на то, что последние данные выходили около нулевой отметки.

В США Федеральный Комитет по Открытым Рынкам оставляет открытой возможность повышения ставки по федеральным фондам на следующем заседании 16-17 сентября несмотря на то, что показатели инфляции пребывают существенно ниже целевого уровня с апреля 2012 года. Как показывают фьючерсы, вероятность повышения ставок в сентябре упала по состоянию на 26 августа до 24%, после появления волатильности на финансовых площадках. По состоянию на 2 сентября фьючерсный рынок оценивает возможность повышения ставки в сентябре уже в 30%.

Центральные банки хотят видеть инфляцию примерно около 2%, потому как, оставаясь на данном уровне, происходит стимулирование роста продаж. Это знак, что спрос достаточно силен для того, чтобы обеспечивать повышение цен. Когда цены повышаются, появляется возможность устанавливать процентные ставки ниже инфляционных, стимулируя кредитование. Бизнес так же может экономить путем повышения заработных плат на величину, не превышающую инфляцию. Рост невозможен в мире с нулевой инфляцией.
таргетинг инфляции
Снижающийся рост, как правило, уменьшает вероятность того, что центральные банки добьются того, чего хотят. Китайский индекс PMI в производственном секторе в августе упал до минимальных более, чем за 3 года. Промышленное производство в Японии, как заявляет правительство, снизилось в июле. Динамика роста промышленного производства в США оказалась самой медленной с мая 2013 года.

Академики на саммите в Джексон Хоуле указывали на невозможность центральных банков исполнять свои мандаты в разрезе контроля за инфляцией, ввиду нехватки достаточных знаний о её природе. Симон Гилхрист из Бостонского Университета указал на то, что прямое инфляционное таргетирование не уделяет должного внимания финансовым встряскам, которые могут сильно повлиять на эффективность экономики. Попытки влияния на инфляцию без должного понимания – это как «рецепт для катастрофы» — заявил профессор MIT Sloan School of Management, бывший член совета управляющих ЕЦБ, Атанасис Орфанидес.

Президент ЕЦБ Марио Драги в Джексон Хоул не приехал, но он не мог не заметить следующего: программа стимулирования, запущенная чуть менее 6 месяцев назад, благодаря которой, как он обещал, инфляция восстановится, привела наоборот к дефляционному давлению. В июньском прогнозе ЕЦБ давал оценку инфляции на уровне 1,5% в следующем году и 1,8% в 2017 году, утверждая, что программа стимулирования полностью работает. Цель ЕЦБ заключается в том, чтобы инфляция была меньше 2%, но близка к этому значению. Этого трудно будет достичь, учитывая замедление роста глобальной экономики. Филипп Гудин, главный экономист по Европе из Barclays, Париж, 28 августа в письме своим клиентам написал, что его банк ожидает увеличения программы покупки облигаций Европейским Центральным Банком с нынешних 1,2 трилл. долл.

На Главу Банка Японии Куроду так же оказывается давление с целью совершения им очередного хода по смягчению денежно-кредитной политики, несмотря на его заверения, что текущая монетарная политика работает должным образом. Только один экономист в ходе недавнего опроса, сделанного агентством Bloomberg, заявил, что Банку Японии удастся достичь своих целей по инфляции согласно их графику. И этот опрос был сделан ещё до событий в Китае и роста иены. «Дефляция – большая проблема для Японии» — заявил Юнко Нишиока, главный экономист из Sumitomo Mitsui Banking.

Нараяна Кочерлакота, глава ФРБ Миннеаполиса опасается, что председатели центральных банков не смогут ещё больше снизить свои процентные ставки в случае сохранения дефляционного давления. Процентные ставки основных мировых ЦБ и так уже близки или, как в отдельных случаях, даже меньше нулевой отметки, и все вместе они закачивают триллионы в свои финансовые системы.
«Я смотрю на Японию, Европу, Великобританию, Канаду – вы можете видеть, что все больше и больше стран подходят все ближе к своим нижним границам по ставкам. Это предел, ниже которого просто невозможно опуститься»
— заявила Кочерлакота в интервью в Джексон Хоуле. «Это проблема — вызов стоящий перед всеми центральными банками».

17 сентября ФРС завершит двухдневное, плановое заседание, на котором может поднять свою ключевую процентную ставку впервые за более чем девять лет.

инфляция - новости форекс
Аргументацией в пользу повышения ставки является низкий уровень безработицы, который снизился до 5.1% в августе. Аргументацией против этого является уровень инфляции, который, достигнув в июле 0,3% в годовом исчислении, значительно ниже 2-процентного уровня, который является путеводной звездой в политике ФРС. Но почему ФРС стремится именно к 2% инфляции?

Центробанки отвечают за денежно-кредитную политику: грубо говоря, выполняют контроль количества денег, циркулирующих в стране. В течение долгого времени денежно-кредитная политика заключалась не более чем в стабилизации обменного курса, который был зачастую фиксированным (например, с помощью золотого стандарта в начале 20-го века), в целях облегчения международной торговли. Но валютный курс оказался плохой мишенью для органов денежно-кредитной политики. Вытягивание денег из экономики, чтобы удержать валюту на плаву и защитить обменный курс может отправить экономику в штопор; такая политика способствовала возникновению депрессии 1930-х годов.

После депрессии правительства ставили в приоритет внутреннюю занятость. Центральные банки полагали, что экономика попала в зависимость, известную как кривая Филлипса, которая постулирует компромисс между инфляцией и безработицей; правительства могли иметь меньше чего-то одного, если они были готовы принять больше другого. Тем не менее, на фоне «стагфляции» 1970-х годов, жуткой смеси из экономической стагнации с инфляцией, экономисты поняли, что эта зависимость со временем ослабла, так как люди разобрались, что происходит, и пересмотрели свои ожидания в отношении будущей инфляции. Стимулирующий эффект более быстрого роста цен исчез, оставив экономики с высокой инфляцией и высокой безработицей. Экономисты осознали, лучшее, что Центральный банк мог бы сделать для ускорения долгосрочного роста — сделать путь денежно-кредитной политики понятным и предсказуемым для общественности.

Для этого центральным банкам необходимо было выбрать экономическую переменную, чтобы установить в качестве мишени: ту, что связана со здоровьем экономики, и над которой центральный банк может осуществлять какой-либо контроль. Четкий, государственный целевой уровень будет удерживать центральные банки в дисциплине и поможет стабилизировать экономику (например, рынки будут в ожидании более легкой политики, когда экономика не дотягивает до целевого показателя и, следовательно, увеличение расходов и инвестиций будет помогать центральному банку подтолкнуть экономику обратно на правильный курс). Экономист Милтон Фридман, лауреат Нобелевской премии, считал, что центральные банки должны стремиться к росту денежной массы. Центральные банки какое-то время пытались идти по этому пути, но обнаружили, что когда они сделали рост денежной массы своей целью, его взаимосвязь со здоровьем экономики рухнула, точно, как было с кривой Филлипса. Многие потом назначили инфляцию, в качестве мишени. Инфляция была легко наблюдаемой и, считалось, была надежным термостатом для экономики. Центральный банк Новой Зеландии первым принял целевой показатель инфляции, в 1990 году. ФРС в течение длительного периода устанавливала неофициальный целевой уровень инфляции, сделав свою политику официальной лишь в январе 2012 года, объявив, что, по их мнению, политику, нацеленную на уровень инфляции 2% следует считать «наиболее целесообразной в долгосрочной перспективе, согласно уставу Федерального Резерва».

Почему 2%? Высокий уровень инфляции является более дорогостоящим, чем низкий, с экономической точки зрения. Более высокая инфляция зачастую является более волатильной инфляцией, и поскольку цены на некоторые товары отрегулировать легче, чем на другие, высокий уровень инфляции может генерировать искажения в экономике через беспорядочное падение цен на определенные товары. Однако низкая инфляция не лишена своих рисков. Компаниям во многих случаях трудно сократить заработную плату – например, с наступлением рецессии, при сокращении спроса на работников. Если инфляция высокая, то реальная цена труда может упасть, даже если фактическая заработная плата — нет (потому, что работники становятся дешевле относительно товаров, которые они производят), поэтому фирмы сталкиваются с меньшим давлением увольнять рабочих в условиях экономического спада. Кроме того, низкий уровень инфляции вызывает снижение процентных ставок. Когда процентные ставки очень низкие, увеличиваются шансы, что центральному банку, возможно, придется снизить ключевую процентную ставку до нуля, чтобы парировать экономическую слабость. Поскольку центральные банки не могут с легкостью снизить процентные ставки ниже нуля, низкая инфляция эффективно повышает шансы на то, что центральный банк станет относительно беспомощным, перед лицом неприятной рецессии. В начале 1990-х годов, когда многие центральные банки решали, какую ставку выбрать в качестве целевой отметки, предполагалось, что эта «нулевая нижняя граница» может лишь изредка стать проблемой, при уровне инфляции 2%. Это суждение, как оказалось, было неправильным. Всего несколько десятилетий спустя, большинство богатых стран мира застряли с процентными ставками, близкими или даже ниже нуля, и с темпами инфляции, значительно ниже официальных целевых показателей.
таргетинг инфляции
Какое бы решение ФРС не приняла на этой неделе, похоже, что центральным банкам, возможно, потребуется изменить свои цели еще раз, и скоро.

Центральные банки не имеют большого влияния на ожидания общества касательно цен.

центральные банки - новости форекс

Центральные банки большинства развитых стран в последние несколько лет старались разогнать инфляцию. Успокаивал их тот факт, что ожидания людей по поводу будущего роста цен оставались неизменными, что свидетельствовало о том, что инфляция в реальном секторе в конце концов поднимется.

В брошюре, составленной на основе опроса менеджеров компаний из Новой Зеландии, предполагается, что у центральных банков намного меньше влияния на ожидания, чем они думают, потому что люди их просто не слушают.
«Отсутствие элементарных знаний со стороны бизнес-сообщества о работе РБНЗ предполагает, что, монетарная политика, спроектированная влиять за счёт изменения общественного мнения, не такая уж и успешная»
— пишет Сатен Кумар из Auckland University of Technology и его соавторы в брошюре, презентованной в четверг в Brookings Institution, Вашингтон.
таргетинг инфляции
Экономисты долго соглашались с тем, что процент людей, которые думают, что цены вырастут, оказывает сильное влияние на то, что произойдёт на самом деле. Этот факт является большой частью аргументации, стоящей за инфляционными целями, которые установил РБНЗ в 1990 году (за ним последовал и ФРС в 2012 году). Если поставить достижимую цель, и общество это увидит, то инфляция в конце концов к этой цели придёт, потому что люди будут этого ждать.

Рассуждения подобного рода предполагают, что люди обращают внимание на то, что говорят монетарные власти. Опрос Кумара показал, что ЦБ имеет очень ограниченное влияние на ожидания менеджеров, касающиеся инфляции. 88% респондентов посчитали «крайне важным» или «очень важным» собственные выводы, возникающие во время закупок. 76% опрошенных посчитали «крайне важными» или «очень важными» динамику цен на бензин. И только лишь 20% опрошенных сочли существенным мнение экспертов. Среди наименее важных источников информации менеджеры выделили государственные структуры.

Дальше хуже

«Более того, мы не нашли подтверждений тому, что менеджеры компаний вообще в курсе политики проводимой РБНЗ»
— пишет Кумар —
«Очень немногие знают, что ЦБ использует инфляционное таргетирование, в соответствии со своим мандатом, а ещё меньше людей смогли назвать целевой уровень инфляции для ЦБ».
Если позиция центрального банка, касающаяся инфляционного таргетиования может помочь привязать инфляционные ожидания, то это должно было наконец-то сработать в Новой Зеландии.
«Потому что подобного рода политика проводится на протяжении исключительно долгого времени, а уровень инфляции, тем временем, стабилен»
— заявляет Кумар.

Результаты в США должны быть похожи

«Люди в США не на много больше осведомлены о монетарной политике, чем в Новой Зеландии»
— говорит Кумар –
«Американцы, в общем случае, не в состоянии оценить текущую инфляцию даже с высокой долей погрешности».

Подводя итоги, он отметил, что запросы в интернете, касающиеся экономических терминов, таких как ВВП, инфляция и безработица, стали намного реже запросов про щеночков. Oh my God…